Главная / Культура / Самолеты, парашюты и любовь на съемках сериала «Журавль в небе»

Самолеты, парашюты и любовь на съемках сериала «Журавль в небе»

Мария может служить наглядным подтверждением старого каламбура о том, что девушку можно вывезти из Петербурга, но вот Петербург из девушки уже не вывезешь. Родители — преподаватели философии, с раннего детства балет и музыкальная школа, а уже в статусе актрисы работа в Александринском театре. Неудивительно, что Марии довольно часто предлагают роли в исторических проектах, где требуются интересные и желательно не очень испорченные современностью лица.

Первый громкий успех актрису ждал после сериала «Рыжая», где она сыграла слепую пианистку. Потом были «Белая гвардия», «Бесы», «Мурка», «Охота на дьявола» и, конечно, проекты, где Мария играла девушек не только из нашего времени, но и из ближайшего будущего, как в нашумевшем сериале «Лучше, чем люди». И вот актриса снова вернулась в прошлое и стала отважным пилотом-испытателем первого советского гражданского сверхзвукового лайнера. Она носит на себе парашюты, висит вниз головой на тренажерах, играет и школьницу, и женщину за тридцать.

— Первичны всегда история и образ, который предлагают сыграть. Исторический он или современный — это уже не так важно. В моей фильмографии действительно много исторических проектов, но так получилось не специально. Может быть, внешность у меня немного несовременная. Хотя сериал «Лучше, чем люди» про будущее, и я там мегасовременная, играю хакера. Но и ретро меня не раздражает. Костюмы, эпоха… Я очень все это люблю.

— Больше половины меня — точно. Но все это воспринималось с юмором. Мне нужно было прыгнуть примерно с двухметровой высоты на мат. Рядом был профессиональный инструктор, который держал меня, как котенка. В общем, все это проходило скорее через любопытство и радость, чем через страх.

— Все сделала сама. Мне кажется, больше испугалась моя мама. Когда она увидела эту сцену уже на экране, то воскликнула: «Боже мой, Маша, неужели это ты? Какой ужас!». Просто мама знает, что у меня проблемы с вестибулярным аппаратом и делать такое для меня действительно очень сложно. Я не боюсь высоты или скорости, но, когда меня переворачивают вверх ногами, мне становится жутко некомфортно. Но режиссер Сергей Александрович Комаров сумел уговорить, и у нас все получилось. А вообще меня оберегали, всячески подстраховывали, на площадке всегда был дублер. Мы же только делали вид, что летаем на самолетах или прыгаем с парашютом, поэтому ничего суперопасного там не было. Зато столько интересного, по крайней мере для меня. Как будто открылся новый мир, где есть парашюты, самолеты, и я чувствовала себя маленьким ребенком, которому принесли новые игрушки.

— После того количества перелетов, которыми сопровождались разные съемки, к самолету я отношусь как к маршрутке. Я сажусь в кресло, засыпаю еще до взлета и просыпаюсь, когда самолет уже приземлился. Мой муж (в январе этого года Мария вышла замуж за актера Сергея Лавыгина. — «МК») от этого очень страдает и называет меня самым «веселым» попутчиком. Куда бы и сколько бы мы ни летели, я все время буду спать. Видимо, это уже выработанный рефлекс.

— Это очень приятное чувство. За время съемок мы становимся почти одной семьей, и когда проект заканчивается, все понимают, что следующая встреча на съемочной площадке может и не состояться. Поэтому, когда снова видишь своего партнера на новом проекте, сразу хочется сказать: «Ну, где же ты был, родной?» (Смеется.)

— Да, в моем характере тоже есть что-то похожее. И я уже смирилась с тем, что такие образы стали моим амплуа. Как я их называю, хрупкие девушки со стальным позвоночником. А что касается «Мурки», то это был шанс, который выпадает очень редко, его нельзя упустить. Мы снимали полгода, и все это время я ничем, кроме работы над этим персонажем и над этой историей, не занималась. Потом какое-то время не могла сниматься, нужно было восстановиться. Так что для меня «Мурка» — знаковая работа, я ее считаю одним из своих счастливых билетов. И очень нежно отношусь к этому персонажу.

— Мне кажется, дело здесь не в спорте и не в питании. Скорее, в увлечении современных женщин пластической хирургией, перманентным макияжем, искусственным загаром, достижениями в стоматологии. Трудно поверить актрисе, которая сидит в окопе с ружьем и у нее при этом идеальные виниры на зубах. Героиням исторических картин, конечно, не свойственна современная кукольность и искусственность лиц. Но сейчас эта мода заканчивается, все больше людей ценят свою индивидуальность, а не форму носа или губ. В несовершенствах может заключаться как раз та изюминка, которая и привлечет к тебе зрителей.

— Мне приходилось играть в исторических картинах, где были сцены балов, но сыграть балерину мне еще не доверяли. Я бы с удовольствием это сделала, потому что много знаю про этот мир и он меня очень привлекает. Но здесь вопрос сценария. Недавно, правда, предлагали проект, но там была какая-то карикатура на балет. Я все-таки очень трепетно отношусь к этой теме и решила не насмехаться над своим любимым хобби.

— Да, это мое увлечение, которое доставляет мне удовольствие и действительно помогает держать себя в физической форме.

— Мы с мужем живем за городом, я установила дома балетный станок и стараюсь ежедневно заниматься при помощи онлайн-курсов. Так что в какой-то мере карантин пошел мне на пользу.

Источник

Смотрите также

Через дезинфекцию в ГИТИС: как проходят очные прослушивания

Для желающих поступить в театральный испытания начинаются с живых прослушиваний. Обычно это три тура, к …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × два =